Освобождение

После последнего горного похода на Мыс Айя за несколько дней я успел побывать дважды в Севастополе и съездить в Симферополь на встречу бизнес-школы. Затем я снова вернулся в Байдарскую долину. Я чувствовал, что мне нужно договориться с владельцем усадьбы и прояснить мой статус. Вероятно, что в душе я уже для себя все решил, но хотелось найти вербальное подтверждение и закрыть ряд вопросов.

За месяц я проделал в усадьбе, как я считал, большой объем работы. Я старался взяться за любое дело, в котором хоть как-то разбирался. Чинил технику, настраивал WI-FI, занимался продвижением в интернет, разработал систему учёта постояльцев, сформировал систему бухгалтерского учёта, проработал внедрение автоматизированных систем для кухни, подготовил все необходимое для вывода усадьбы на платформу booking.com и выполнил ещё ряд задач… В итоге за два месяца я проделал огромную работу, которую, как я думал, должны были оценить. Я использовал все свои знания и навыки в технической сфере необходимые для вывода усадьбы на уровень современных мест отдыха, которыми сам я периодически пользовался. Многое я знал, но что-то приходилось изучать в процессе движения.

1 августа у нас состоялся разговор с владельцем усадьбы, на котором я озвучил полученные результаты. Из него я понял, что моё и его видения сильно расходятся, и владелец не видит меня в роли того человека, который будет заниматься этими вещами в дальнейшем. С одной стороны, мне было жаль, что вложенные мной за два месяца колоссальные усилия не оценены по достоинству, а с другой – я даже был рад, что те процессы, которые затянулись в усадьбе можно будет завершить и сконцентрироваться на других вещах. В тот момент я брал в расчёт только целесообразность действий, которую сформировал исходя из своих взглядов. Она была связана в первую очередь с технологиями в русле которых я вёл свою профессиональную деятельность до приезда в Крым. Я пытался в усадьбе поставить всё на те рельсы, которые мне были близки. Но я не учитывал психологию людей и те события, которые происходили вокруг. Я смотрел очень узко и не брал в расчёт то, что мой взгляд может сильно отличаться от взгляда владельца. Я даже не пытался понять то, как он видит будущее своей усадьбы. Да, я в принципе и не задавал ему такие вопросы. А, наверное, именно с этого и надо было начинать. В результате получилось, что почти месяц я варился в собственном соку, делая множество действий, которые были лишь моей личной инициативой.

В результате мы очень дипломатично завершили наше сотрудничество. Снова не было прямых отказов или достоверных договорённостей. Я готов был участвовать в деятельности усадьбы и помогать её развитию. Единственным условием этого должно было быть желание владельца. После разговора я вздохнул полной грудью и почувствовал, что какой-то груз ответственности, который я сам на себя взял, у меня спал с плеч. Вероятно, и раньше я брал на себя различные обязательства, которые не должен был брать, и продолжал делать те вещи, которые уже изжили себя. Это движение происходило по инерции по причине различных социальных условностей, многие из которых были только в моей голове и моих убеждениях. Моя честность, ответственность и добросовестность в этом случае не играла никакой роли. Дело было не в моих знаниях и профессиональных навыках, а в том, что я держался за прошлое, когда нужно было идти дальше. Моя деятельность в усадьбе была лишь частью удивительного сценария, который мне приготовил Крым. И при этом благодаря моей работе в усадьбе я смог заработать такие нужные мне в то время деньги на путешествия. На бизнес-школе в Симферополе нам дали задание, в котором нужно было составить таблицу и посчитать свои прибыли по категориям за месяц. Когда я посчитал свой доход за июль, то у меня получилось следующее:

Походы и фотосопровождение в них – 12500 руб.

Деятельность в усадьбе – 10940 руб.

Эти цифры наилучшим образом говорили мне о том, что я по-прежнему иду параллельными дорогами. Первая из них связана с моими творческими внутренними порывами, а вторая опирается на моем прошлом профессиональном опыте. Мне удавалось, как и раньше их совмещать. И в Крыму я постоянно выбирал на развилке, куда мне нужно свернуть. И при этом несмотря на мои постоянные переезды, походы и фестивали, я с удивлением для себя обнаружил, что мой заработок фриланса, хотя и не был по меркам материка высоким, но по Крыму был весьма приличным. В справочнике я посмотрел, что Крым в 2015 году входил в состав одних из самых беднейших регионов России, и средняя зарплата в нем была всего лишь около 16000 руб. Поэтому моё некоторое расстройство из-за финансового вопроса в тот период, спустя время я рассматриваю как этап перехода на другой уровень понимания как же можно зарабатывать в своё удовольствие вне стен офиса.