Путь на материк

На мысе Айя я познакомился с множеством интересных людей из разных городов России, которые несмотря на сложную ситуацию вокруг Крыма в 2014 году приехали на полуостров. Там же я узнал о фестивале «Восхождение», который без преувеличения кардинально изменил мою жизнь. После курса «Приключение» я провел несколько недель в Крыму, а затем отправился в сторону материка. Фестиваль проходил в Краснодарском крае, рядом с Геленджиком. Ранее и Крым, и Краснодарский край я воспринимал в большей степени как российские курорты. Их горная часть меня интересовала мало. И я особо не стремился в эти регионы.

Крымский квест

Долгое время меня увлекала блистающая Европа. Как только появилась возможность выехать за границу я сразу же устремился в Чехию, Финляндию, Францию, Испанию, Италию и другие страны, которые славятся своей историей и культурой. Меня привлекали здания и улицы старинных городов. Атмосфера некоторого культурного превосходства европейских стран меня завораживала. По крайней мере такой образ транслировался из большинства СМИ. В этом плане путешествия по России меня не так сильно интересовали. Хотя я был всегда легок на подъем. Исключением для меня являлись Санкт-Петербург и Москва. Остальные города России, в которые меня заносила судьба, своей архитектурой и советским убранством меня не сильно впечатляли. А тем более я не стремился в курортные места, которые у меня ассоциировались исключительно с пляжным отдыхом и пакетными экскурсиями по достопримечательностям.

Дорога на фестиваль «Восхождение» (сентябрь 2014 года)

В Крыму мой взгляд на счет путешествий по России начал меняться. Я начал отходить от традиционных туристических троп. На моем пути стали встречаться люди, которые об окружающем мире знали что-то большее нежели можно было вычитать в туристических путеводителях. И постепенно у меня начал просыпаться интерес к тем регионам, где мне казалось нет никаких исторических, архитектурных или природных загадок. Именно загадок, а не достопримечательностей. Во мне просыпалось желание картографировать местность. То есть изучать, исследовать новые места своими ногами. Пока без какой-то научной базы, а просто на основе детского любопытства. Так я поначалу осторожно, а затем более смело стал изучать Крым и Краснодарский край.

Для меня пребывание в Крыму превратилось в настоящий квест, в котором я, как и в известном приключенческом шоу «Форт Боярд» участвовал в некотором спланированном Вселенной сценарии. Выполняя задания я получал ключи для того чтобы открывать новые двери, где каждый раз меня ждали новые сюрпризы. Вселенная давала мне подсказки, которые я либо использовал и продвигался дальше, либо не замечал, и начинал топтаться на одном месте.

В 2014 году Крым снова превратился в южный форпост нашей страны. После присоединения полуострова к России основной пассажиропоток проходил через керченскую паромную переправу. Она также являлась единственной транспортной артерией между материковой Россией и Крымом. С этой точки зрения Крым являлся настоящим островом, который после крымской весны все дальше отдалялся от Украины и все ближе приближался к России. Это движение провоцировало ряд событий, которые проявили то, что было забыто на многие годы, а может быть даже и столетия.

  Перед поездкой в Крым я скачал на свою электронную книгу роман Василия Аксенова «Остров Крым». И этот образ сопровождал меня во время моих путешествий по Крыму. Многие события из книги настолько перекликались с реальностью, что фантастический роман автора мог стать частью мозаики происходящих со мной событий, которую я начал для себя собирать в 2014 году. Финал книги был неутешительный. Я надеялся, что в реальности все сложится по более оптимистичному сценарию.  

В интервью, прошедшему на фоне Крымских событий, которое взял у главы республики Крым Сергея Аксёнова ведущий программы «Вести в субботу» на телеканале «Россия 1» Сергей Брилёв, произошёл такой диалог:

Брилёв: Сергей Валерьевич, я не удержусь от такого вопроса. Василий Аксёнов, который написал «Остров Крым», вам не родственник случаем?

Аксёнов: К сожалению, нет.

Брилёв: Ну, вторую часть этого романа вы явно пишете…

Аксёнов: Постараемся дописать!

Программа «Вести в субботу»

Пережидая шторм

Я спешил на фестиваль. В подобных случаях я обычно пользовался общественным транспортом. Каких-то других идей как быстро добраться до материка в мою голову не приходило. Я доехал на автобусе из Евпатории в Симферополь. Из Симферополя решил добраться также на автобусе до Феодосии. К сожалению, в отличие от прекрасных хайвэев, описанных в книге “Остров Крым”, дорожные реалии полуострова 2014 года были далеки от их фантастического образца. За несколько десятилетий транспортная инфраструктура пришла в полную негодность. Задел советской эпохи был полностью уничтожен, а все, что было связано со строительством новых объектов, как мне казалось, было ориентировано только на извлечение прибыли. Я ехал по «убитой» дороге и смотрел на обилие полуразрушенных зданий, разбросанных вдоль шоссе.  Эта картина очень сильно контрастировала с окружающей природой полуострова. Равнины постепенно сменялись горами, которые в конце сентября только начали покрываться желтой листвой. На улице было пасмурно. После бархатного сезона начиналось время ветров, которое должно было снова смениться спокойной по настоящему осенней погодой.

В Феодосии меня застал штормовой ветер и темные дождевые тучи. От непогоды я прятался в кафе и музеях города. Паромная переправа в связи с сильным волнением моря была закрыта. Я должен был остаться на территории полуострова до того, как ее откроют. Эта ситуация для меня подтверждала то, насколько Крым стал зависим от морских перевозок. С каждым месяцем транспортный коридор между Украиной и Крымом сужался. Вводились новые правила и ограничения, которые мешали людям и товарам прибывать на полуостров через Херсонскую область. Паромная переправа с каждым днем становилась все более важной для снабжения региона. И это была далеко не единственная важная задача, которую приходилось решать в Крыму в переходный период. Я становился очевидцем многих событий, которые волновали жителей полуострова в это время. И имел возможность наблюдать за ситуацией и снаружи, и изнутри происходящих событий.

С одной стороны, 2014 год был годом испытаний для Крыма, с другой – приняв важное решение, люди надеялись на изменения их жизни в лучшую сторону. Эта ситуация очень хорошо отражала мое внутреннее состояние. И для меня как будто были созданы идеальные декорации для того, чтобы я разыграл свой собственный спектакль.

Феодосия была одной из локаций, где мне удалось прочувствовать напор стихии. Прогноз погоды говорил о том, что шторм продлится еще несколько дней. Я решил остаться в Феодосии и переждать непогоду. Я загадал, чтобы для меня нашлось недорогое жилье. И проходя мимо железнодорожного вокзала, который находится рядом с курортной частью, ко мне подошла женщина, которая искала постояльцев. Был уже не сезон, и погода не располагала для отдыха на море. Но мое намерение быстро реализовалось в небольшой комнате в одноэтажном летнем домике.

Я оставил свой большой туристический рюкзак и направился налегке к набережной. На ней меня ждал сюрприз. К этому времени уже немноголюдный курортный променад готовился к межсезонью. Но я заметил, что в мою сторону движется толпа людей. Я заинтересовался, подошел поближе. Несколько десятков человек внимательно слушали увлеченно рассказывающего о городе человеке. И судя по всему не один я по ходу процессии был привлечен к этому действу. Присоединившись к группе, я наблюдал, что она с каждой минутой растет. Экскурсовод самозабвенно говорил о культуре и истории города. Останавливался около памятников архитектуры. Как я уже позже узнал, мне несказанно повезло. Я встретился с одним из самых известных жителей современной туристической Феодосии, который был влюблен в свой город.

Шторм на море, Феодосия, Крым (19 сентября 2014 года)

Новейшая история Феодосии, а точнее, туристическая её сфера, невозможна без упоминания Корнилецкого Андрея Игоревича – феодосийского краеведа, экскурсовода, актера городского театра им. Р. Беляновой.

Гости юго-восточного Крыма записывались на прогулки с А. Корнилецким повторно, чтобы ещё раз услышать удивительную авторскую трактовку истории региона в оригинальном исполнении Андрея Игоревича.

Автор пешей экскурсии по Феодосии «Пешком по Богом данной». Обладатель диплома «Гран-при» конкурса «Феодосийский талисман» в номинации «Лучший экскурсионный маршрут». Лауреат «Феодосийской премии» за значительный вклад в формирование положительного имиджа феодосийского региона. Неоднократный Лауреат «Почётной грамоты» Министерства Курортов и Туризма Республики Крым за многолетний, добросовестный труд, высокое профессиональное мастерство, значительный вклад в развитие курортно-туристского комплекса Республики Крым. Победитель I-го Республиканского конкурса «Экскурсионная мозаика Крыма» в номинации «Лучший городской маршрут Крыма».

Все эти регалии и заслуги Андрей Игоревич получил целиком и полностью заслуженно – его экскурсии, на которых люди и смеялись, и плакали, неповторимы. К сожалению, нашего лучшего городского краеведа больше с нами нет: Андрей Игоревич проиграл неравную борьбу со стремительно разрушившей его болезнью, и в 2016 году его не стало.

Источник: http://feo.travel/about-region/persons/korniletskij-andrej-igorevich-1966-2016/

Информация о том, что его уже нет в живых пришла ко мне только во время написания этой главы. И тем более важным я считаю, упомянуть об этом человеке, который вкладывал свою душу в дело, которым был увлечен. Эта небольшая прогулка легла у меня в один ряд с посещением в Феодосии национальной картинной галереи им. И.К. Айвазовского и литературно-мемориального музея Александра Грина. Именно такие влюбленные в Крым люди играют огромную роль в преображении Крыма и наполнении его культурной составляющей. Ими жил и продолжает жить полуостров. Именно они являются носителями духа этого края. И несмотря на все геополитические катаклизмы благодаря этим людям Крым продолжает раскрывать любознательным людям секреты своей красоты.

Продолжением этой истории стала для меня поездка в поселок Коктебель, который находится в 25 километрах от Феодосии. Пустынные пляжи черноморского курорта меня не сильно привлекли. Стихия продолжала бушевать отпугивая немногочисленных туристов. Но зато я побывал в доме-музее М.А. Волошина.  

В разное время в Доме Поэта работали и отдыхали известные деятели культуры и науки, составляющие гордость и славу отечества, среди них М. Цветаева, А. Цветаева, Н. Гумилев, А. Толстой, О. Мандельштам, И. Эренбург, М. Горький, К. Чуковский, Е. Замятин, В. Брюсов, А. Белый, М. Булгаков, К. Тренев, А. Грин, В. Ходасевич, М. Пришвин, И. Сельвинский, В. Инбер, А. Лентулов, К. Богаевский и многие другие.

Экскурсия дала мне возможность почувствовать необыкновенную ауру культуры Серебряного века, прикоснуться к стилю ставшего символом Дома Поэта. Этой творческой атмосферой оказалась пропитана не только Феодосия и ее окрестности, но и весь южный берег Крыма. Благодаря контрасту буйства природной стихии и спокойствию посещенных музеев мне удалось почувствовать насколько Крым неотделим от тех людей, которые творят на этой земле, которые своим делом формируют образы, остающиеся в веках.

Переправа на материк

Два дня проведенных в Феодосии вне сезона показали мне Крым совершенно в другом образе нежели он мне был знаком по курортному времени. До этого в Крыму я был только в сезон, когда города переполнены туристами. В конце сентября наступает совершенно другая пора. Полуостров преображается, замедляя свой и без того размеренный ритм. Несмотря на непогоду время для выезда из Крыма было выбрано удачно. Летом стояли километровые пробки на въезд и выезд из Крыма на паромной переправе. Я опасался, что и мне предстоит такое ожидание. Тем более, что переправа не работала несколько дней.

После двух дней пребывания в Феодосии я выдвинулся дальше. Автобусом добрался до Керчи, а там уже сел на маршрутку, которая меня довезла до паромной переправы. И хотя переправа уже являлась внутренней, но процедуры паспортного контроля и досмотра как при пересечении государственно границы остались. Все-таки чувствовалось, что хотя Крым уже являлся частью России, фактически за счет отсутствия прямого сухопутного сообщения он являлся изолированной территорией. Эта ситуация особенно хорошо чувствовалась, когда я с парома смотрел на отдаляющийся берег полуострова. И вместе с тем я ощущал, что покидаю свою родную землю. Это состояние еще более отчетливо у меня проявлялось впоследствии. Ощущение дома, которого не было в юности и молодости, когда я многократно посещал Крым, вдруг появилось в 2014 году. Это понимание было еще не очень цельное. Но именно в момент прощания с Крымом наполнявшие меня эмоции говорили о том, что я буду возвращаться в Крым снова и снова. Чем-то он смог зацепить мое сердце и душу. Эту загадку мне предстояло разгадать на моем пути к свободе, который лежал через крымский полуостров.

Время в пути на пароме из Крыма до берега Краснодарского края занимает около получаса. За это время успеваешь насладиться морскими пейзажами, и почувствовать, что тебя на материке снова ждет совершенно другой мир.

Порт Крым, Керчь (21 сентября 2014 года)

Порт Крым, Керчь (21 сентября 2014 года)

Порт Крым, Керчь (21 сентября 2014 года)

Порт Крым, Керчь (21 сентября 2014 года)

Вид на паром, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

На пароме, Керченский пролив (21 сентября 2014 года)

Порт Кавказ, Коса Чушка, Краснодарский край (21 сентября 2014 года)

Из прошлого в будущее

После длительного пребывания в Крыму чувствуешь, что переносишься на 15, 30, а то и 40 лет назад. Так ощущалось в 2014 году после длительного периода, в течение которого полуостров не получал никаких весомых инвестиций на развитие своей инфраструктуры от Украины. За время пребывания на полуострове привыкаешь к разбитым дорогам, неухоженным тротуарам и обочинам, к панорамам заброшенных предприятий, недостроенных домов и другим признакам упадка региона.

После таких картин попадая на идеальные дороги Краснодарского края с четкой разметкой, ухоженными полями виноградников по краям дорог, опрятными домами как в сельской местности, так и в городской черте, ощущаешь, что попал совершенно в другой мир. И не зря у крымчан, которые отправляются в путешествие по Краснодарскому краю складывается впечатление, что они попали в Европу. Разница в качестве жизни видна на лицо. И с одной стороны хочется, чтобы Крым обновился, модернизировался по примеру Краснодарского края. С другой стороны, есть весомые опасения, что когда в Крым придут большие деньги, от его немного дикой по современном меркам цивилизованного мира самобытности останется очень мало. Эти мысли меня посещали не раз. И наблюдая за происходящими событиями на полуострове я старался оценивать изменения с обеих сторон.

В порту Кавказ я сел на маршрутку до Анапы, а из Анапы на автобусе поехал до Геленджика. Со мной сел рядом мужчина, с которым мы разговорились только ближе к концу поездки. Он спросил куда я еду, и я сказал, что на фестиваль под Геленджик. Он представился директором Новороссийского театра. И начал мне рассказывать, что думает по теме фестиваля и того движения, которое вокруг него за несколько лет собралось. Как я понял, в его окружении были люди, которые занимались изучением древних архитектурных памятников Краснодарского края. Из его речи я запомнил то, что он был приверженцем традиционных научных представлений, и не особо разделял идейную концепцию фестиваля «Восхождение».

  Впоследствии я не раз сталкивался с разными взглядами на интересующие меня темы. Многие, из которых выходили за рамки традиционных признанных версий научных, исторических и культурных представлений. И тем было интереснее с разных точек зрения подходить к одному и тому же явлению или событию. В тот период для меня главную роль в осмыслении тех или иных концепций являлся личный опыт. Яркие эмоциональные состояния помогали разрушать сформировавшиеся многолетние догмы и поведенческие стереотипы. Для меня наступило время событий, значение которых я смог полностью осознать только через продолжительное время. Олицетворением этого пути стали поезди из Крыма в Краснодарский край и обратно. Многие осознания приходили, когда я начинал писать в Петербурге. Чуть позже я сформулировал для себя такую метафору:

Петербург – это мой дом по рождению. В нем и началась в 2014 году вся эта история. Крым – это дом моей души.  Он стал той локацией, где происходили знаковые встречи и события. А связующим звеном этих двух мест стал Краснодарский край.
 

Оглавление Продолжение >>