Чёртова лестница

За несколько минут мы добрались до входа в лагерь. Небольшой подъем с лестницей выводил прямо к подножию горы Куш-Кая. Этот огромный скальный массив вертикальной стеной нависал над тем местом, где расположился фестиваль. Место было прибрано и оборудовано для отдыхающих. Имелась кухня и организован подвод воды. Я нашел площадку в укромном месте и поставил палатку. Пространство оказалось очень уютным, и чувствовалось, что находишься под защитой природных сил. К этому времени я уже начал ощущать разницу в восприятии горных мест, в которых успел побывать. Эти состояния часто и называют энергетикой места.

Я вышел на открытую площадку лагеря, и сходу получил предложение поехать на горный перевал Шайтан-Мердвен, что в переводе с крымско-татарского означает Чёртова лестница. Молодой парень и инструктор по скалолазанию, которые остановились в лагере, приглашали поехать с ними. Они не были участниками фестиваля, а практиковали свои навыки на горе Куш-Кая, по которой были проложены несколько маршрутов для скалолазов. На это предложение откликнулся я и девушка, которая была в утренней группе с Храма Солнца. Хотя мы уже с ней виделись, но познакомились только после того как решили присоединиться к этой поездке. Девушку звали Аня. Я наивно предположил, что инструктор решил по доброте душевной подвести нас в интересное место за компанию. Но в дальнейшем оказалось, что у него присутствовал и коммерческий интерес. О нем мы узнали только по дороге. Но обратного пути уже не было.

В тот день ранним утром погода была отличная, на небе были небольшие облака, но ничего не предвещало дождя. К нашему отъезду на Чёртову лестницу небо уже заволокло тучами, цвет которых говорил о том, что может начаться ливень. Для скалолазов этот расклад был крайне неудачным, потому что на мокрых горах особо не потренируешься. Из лагеря по дороге, которая находится между горным массивом Куш-Кая и морем, мы выехали на Южнобережное шоссе, а затем с него свернули на старую Севастопольскую дорогу, которая нас и привела к началу подъема на перевал Шайтан-Мердвен. К этому времени погода стала совсем нелетной, но еще сохранялся шанс попасть на скалолазный маршрут до дождя. Мы вчетвером стали подниматься по каменной лестницей созданной природой, которая за несколько столетий была наезжена и нахожена многими представителями разных культур.

Дорога на перевал со стороны моря представляет собой крутое ущелье, в некоторых местах напоминающее созданные природой гигантские каменные ступени. По одной из версий что столь трудный путь нередко заставлял путешественников крикнуть ругательство «чертова лестница!» или «чертова дорога!», отсюда и получил название этот перевал. На некоторых участках горной тропы присутствуют остатки подпорных стен и крепид. Дорога, по всей видимости, существовала здесь с незапамятных времен, учеными найдены кремниевые микролиты. Дорога использовалась и древними римлянами — здесь проходила знаменитая Календская тропа.

На одном из незаметных для неосведомленных поворотах, наша компания свернула. Пройдя короткую тропу, мы вышли к отвесной скале, которая и являлась целью наших проводников.

Скалолазы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Немного пообщавшись с ними, мы решили разделиться на время, за которое они смогли бы позаниматься своим делом, а мы с Аней подняться на перевал. К этому моменту над нами уже собирались дождевые тучи, но мы надеялись, что непогода пройдет мимо нас стороной. В Крыму из-за особенностей горного ландшафта в каждой местности имеется свой микроклимат, который влияет на погодные условия. Несмотря на раскаты грома вдалеке, мы решили подняться на гору по Чертовой лестнице. Название перевала и ведущей к нему дороги отлично соответствовало природной стихии, которая была готова разыграться с минуты на минуту. Подъем был достаточно крутой с большим количеством каменных валунов различного размера. Начал накрапывать дождик. На тропе негде было скрыться, и нам оставалось только двигаться вперед. Как мне показалось мы уже прошли большую часть пути, и дорога стала более пологой. И вдруг нас накрыл крымский ливень. Поток воды начал заливать все вокруг. Нам некуда было спрятаться, но у Ани с собой был небольшой коврик, который мы подняли над головами. Частично это помогло, но косые струи воды все равно поливали нас со всех сторон. На дороге появилась группа туристов, которая спешно спускалась вниз. Мы же стояли на месте и наблюдали, как дорога превращается в русло горной реки. Поток воды, собираясь на вершине и набирая силу по ходу движения, ручьями стекал по каменной природной мостовой.

Буйство стихии происходило минут десять. Летние дожди в Крыму быстро начинаются, также же быстро и прекращаются. Потихоньку накал природных страстей спадал, небо над нами посветлело и дождь сошел на нет. Хотя мы сильно промокли, но решили не поворачивать назад и продолжить восхождение. Вся наша обувь пропиталась водой, и поэтому каждый шаг вверх по скользким камням давался с трудом. Но благодаря тому, что мы преодолели самую крутую часть подъема до дождя, через несколько минут мы уже вышли на дорогу, по которой можно было в спокойном ритме двигаться дальше.

На вершине горы стоял туман и видимость была сильно ограничена. Мне захотелось посмотреть на наших скалолазов сверху, и мы пошли по дороге по направлению к тому склону, где по моим предположениям должен быть хороший вид на подъем. Эта идея стала началом нашего нового приключения. Лес парил, поднимая много воды в плотный туман. Ветром нагонялись облака, которые скрывали все вокруг. Мы находились на их уровне и периодически погружались в полупрозрачную пелену тумана. Связь не ловила, моя электронная карта тоже была в этом случае практически бесполезной. Мы шли интуитивно по выбранному мной азимуту. По пути мы встретили грибников, и после этого стали обращать внимание на то, что у нас появлялось под ногами. Множество свеженьких грибов радовали наш взор. И хотя мы в них не особо разбирались, набрали целый мешок разнообразных представителей этого вида. Позже я узнал, что в Крыму практически нет опасных грибов, которые можно спутать со съедобными. В этом смысле Крым является территорией очень благоприятной для человека. И климат, и флора, и фауна как будто кем-то специально создана для того, чтобы она была заселена людьми. Это ощущение у меня регулярно стало появляться в тех природных местах, куда меня забрасывала судьба. В Крыму я стал чувствовать себя свободней, делать те вещи, которые хотел делать. Постепенно преодолевал имеющиеся страхи и ограничения. И даже этот поход в горы был больше похож на игру. Не имея богатого походного опыта, возможно мы не осознавали ряд опасностей, которые нас могли ожидать на нашем пути. И вместе с тем мы были открыты к новому. Лично меня изучение крымских гор очень увлекло, и я с удовольствием пользовался каждой возможностью для знакомства с достопримечательностями полуострова.

С дороги, которая превратилась в глиняное месиво, я решил свернуть на видневшийся слева от нее холм. По моим расчетам в этом направлении должен был находиться скальный обрыв. Мы вышли из леса и начали подниматься на поляну, которую покрывала зеленая трава и горные цветы. Сквозь тучи начало пробиваться солнце. Туман, то находил на поляну и окружающие скалы, то открывал панорамные виды на горный хребет и южный берег Крыма. Когда лучи солнца достигали земли, то становилось жарко, и еще более ярко чувствовались ароматы зелени и цветов. Некоторое время мы фотографировались на фоне меняющихся каждую секунду пейзажей.

В тумане на вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Пейзажи на вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Пейзажи на вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Пейзажи на вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

На вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

На вершине горы, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Пора было возвращаться назад. Нас наверняка уже ждали скалолазы. Но связь ловила плохо, и я не мог до них дозвониться. Мы отправились в обратную дорогу. Лес по-прежнему был в плотном тумане. Дорогу я помнил хорошо, и мы быстро двигались к началу спуска Чёртовой лестницы. Прошло десять минут, затем еще десять, пол часа…. Но долгожданного спуска все не было видно. Еще через некоторое время я начал понимать, что мы заблудились. GPS у меня не работал, телефон практически сел, связи не было. В горах похолодало, мокрая одежда на нас заставляла быстро двигаться, чтобы не замерзнуть. Мы рыскали по лесу, чтобы выйти на край горного массива и осмотреться. Через лес напрямую мы пошли в направлении Южного берега.  Тогда я не знал, что мы находимся на Байдарской стене — группе отвесных скал южного берега, единственным спуском с которой для нас была именно Чёртова лестница. Я еще надеялся найти другой путь. Но после нескольких попыток сориентироваться, понял, что дальше вдоль гряды идти нам не надо. Нужно было возвращаться назад и искать развилку, которую мы упустили из-за тумана. Во время пути с деревьев на нас начали прыгать какие-то крылатые насекомые. Они очень были похожи на клещей, что создавало ощущение незащищенности. Из одежды на нас были только футболки и шорты, на ногах сандалии, что для похода по горам в такую погоду было совершенно неудобно и непрактично. Но никакой другой одежды с собой у нас не было. И нам нужно было в срочном порядке выбираться из горного леса.

Атмосфере нашего импровизированного похода очень хорошо подходило названию места, в которое мы попали. Если утром Храм Солнца нас встретил спокойной солнечной погодой, которая умиротворяла и давала заряд благостной энергии, то Чёртова лестница нас испытывала и заставляла поволноваться. Однако не было какого-то страха за свое здоровье или жизнь. Я воспринимал нашу ситуацию в большей степени как приключение, а не испытание. Это своего рода тоже был поток событий, который логично вытекал из сути происходивших со мной вещей. Аня, о которой я не знал ничего до нашего похода, начала рассказывать крайне интересные и необычные для меня вещи. Она поведала о том, что несколько лет назад у нее открылись уникальные способности. Они заключались в том, что она стала видеть разные сущности тонкого мира. Для меня эта тема была еще неизведанная и я к ней относился очень настороженно. Хотя к тому времени реагировал на подобные рассказы уже не так категорично, как за год до того. У меня было больше доверия к рассказу Ани, чем скепсиса к той теме, в которой глубоко не разбирался. Она поведала мне историю как у нее открылся этот дар, а точнее как его ей открыли. О том насколько непросто психологически человеку с ним жить. Я слушал ее внимательно, и удивлялся с какими необычными людьми меня сводит Вселенная на моем Пути. Из рассказа я понял, что период, когда она обладала возможностью тонкого видения закончился. Она сама инициировала отключение от этой способности, которая приносила только страх и сильное психоэмоциональное напряжение. Ее психика просто не выдерживала постоянное лицезрение картин с тонкого плана.

В горном лесу, перевал Чёртова лестница (4 июля 2015 года)

Я описал мое восприятие нашего с ней разговора. Множество деталей у меня, к сожалению, не сохранились в памяти, потому что эта темы была нова для меня, и я очень смутно представлял, как эти процессы происходят. Однако у меня была вера в то, что рассказ Ани является чистой правдой. У нее не было никаких мотивов вводить меня в заблуждение, она рассказывала честно и прямо о тех событиях, которые с ней происходили. Этот разговор в покрытом туманом горном лесу по дороге к Чёртовой лестнице был кульминацией моего знакомства с оборотной стороной того направления, в которое меня погружал поток событий на крымской земле.

Наконец-то мы дошли до памятника Великой Отечественной Войны, который означал, что мы на верном пути. Он представлял собой составную глыбу из камней с табличкой «Партизанам 1941-1944». От него должна была начинаться дорога на спуск. Мы на девяносто градусов повернули с главной дороги и через несколько минут вышли на обрыв и каменную лестницу. Спуск оказался намного проще и быстрее, чем подъем. К этому времени мне удалось пару раз созвонится со скалолазами, и у меня была уверенность, что они нас дождутся.
 

Оглавление Продолжение >>