Истинная цель

Кульминацией последнего дня пребывания Кати в Крыму стала ещё одна встреча. Я не сразу вспомнил, что произошло в тот вечер перед её отлётом. Какой-то важный элемент мозаики прошедших событий затерялся в моей памяти. И все-таки мне удалось его восстановить.

Удивительное свойство нашей памяти — усиливать окраску тех или иных событий, стирать одни события и ярче проявлять другие. И даже сливать воедино разнесённые во времени события с одними и теме же людьми, формируя единый образ и повествовательную линию отличную от той, которая была в реальности. В этой книге я стараюсь максимально точно придерживаться хронологии событий, придерживаясь реальных фактов, которые зафиксированы в моей памяти и на мой фотоаппарат.  И, если бы не было последнего, то возможно легче было бы написать художественное произведение, потому что на базе личной истории жизни можно было закрутить ещё более захватывающий сюжет. Тем самым увлечь читателя и погрузить его в созданный своим воображением мир. Однако по ряду причин мне захотелось написать серию документальных автобиографических книг, действие которых происходило в большей степени на территории Крыма. При написании этих глав я читаю книгу «Русский дневник» — путевые заметки, написанные Джоном Стейнбеком во время поездки по Советскому Союзу в 1947 году. Писатель, побывавший вместе с фоторепортёром Робертом Капой в Москве, Сталинграде, Грузии и на Украине, воспроизвёл на страницах дневника свои впечатления и рассказал о встречах с советскими гражданами.

Этот пример утвердил мою уверенность в том, что и мои Путевые заметки, связанные сюжетными линиями моей жизни, смогут стать ценным документом наполненным ключевыми событиями не только для Крыма. Ведь катализатором многих важных мировых событий стало воссоединение Крыма с Россией. И осознание значимости этого события во многом определяет понимание тех процессов, которые происходят не только у нас в стране, но и во всем мире.

Поэтому мои книги, цель которых изначально не выходила за рамки Путевых заметок, возможно станут более ценными со временем, когда многие неочевидные вещи в данный момент проявятся во всей своей красе. Очень хочется, чтобы осталось как можно больше беспристрастных документов времени, о котором я пишу. Фотография мне помогает показать, что это было именно так, а текст раскрывает то, что осталось за кадром. И в этом смысле мне повезло, что я обладаю и тем, и другим инструментом донесения своих впечатлений и мыслей до читателя. Мне удалось совместить в себе и фоторепортера Капу и писателя Стейнбека. Эти двое “американских ребят” вовремя вселили в меня надежду в то, что несмотря на пока слабый отклик современников, мой труд поможет сформировать объективную картину тех событий, которые происходили в Крыму в переломный период мировой истории.

Возвращаясь к последнему дню пребывания Кати в Крыму, хочется рассказать ещё об одном событии, которому я тогда не придал большого значения. После посещения Яшмового пляжа мы встретились с Машей, благодаря которой я как раз и познакомился с Катей. Далее мы поехали к дедушке Кати, который жил недалеко от центра Севастополя. Мы с Машей остались ждать во дворе. А Катя с сыном пошли в гости.

В памяти у меня остался уютный севастопольский дворик со старыми домами, зеленью на стенах и закатным солнцем. Мы общались с Машей на счёт её здоровья. Ясности в этом вопросе не было, но она держалась смело. На самом деле это отдельная важная сюжетная линия, которую в дальнейшем я возможно вставлю в эту книгу. Но пока ограничусь лишь этим упоминанием. Возможно кто-то из участников моего повествования захочет поделиться своей крымской историей, которая дополнит моё видение и раскроет многие вещи, которые я не смог охватить или раскрыл не так личностно и подробно.

Катя с Захаром вернулись от дедушки, мы попрощались с Машей и отправились в аэропорт. Опять же не могу сказать точно, но скорей всего именно в тот день я узнал, что дедушке Кати Давиду Ошеровичу 103 года. В этот раз у нас было очень мало времени до самолёта, мы спешили. Вероятно, Катя уже посещала его в течение своей поездки, но это неточно. По крайней мере у меня такой информации не осталось. И, если эта встреча была организована для того, чтобы просто попрощаться с дедушкой, то возможно она была к месту. Но, если это была единственная встреча за все пребывание Кати в Крыму, то одной такой встречи, конечно, было мало. Так в процессе повествования появляются вопросы, на которые у меня нет до сих пор ответа. И вероятно это знак, чтобы задать нужные вопросы участникам тех событий.

Мы втроём без приключений добрались до аэропорта. Катя сдала арендованную машину, мы попрощались, и я отправился в Евпаторию.