Возвращение в усадьбу

В усадьбе в Байдарской долине у меня остались походные вещи, которые я оставил на хранение у Саши. Мне нужно было вернуться и забрать их. Также мне нужно было закрыть все оставшиеся вопросы в усадьбе, попрощаться со всеми, с кем я успел за несколько месяцев подружится, и со спокойной душой уехать домой в Евпаторию. Я предполагал, что моя деятельность в Байдарской долине и в усадьбе в частности подошла к своему логическому завершению.

После инициации я засобирался в обратный путь. И хотя на мысе Айя мне хотелось ещё погостить, но я чувствовал, что мне нужно полностью завершить важный этап в другом месте, которое меня притягивало уже на протяжении длительного времени. Когда я упомянул о том, что я еду в Байдарскую долину в усадьбу, то выяснился интересный факт. Оказывается, Лена с Айя из Белгорода, также, как и владелец усадьбы. А его правой рукой является другая Лена, которая тоже из Белгорода. Дальше выяснилось, что две Лены не только знакомы, но и общались в Белгороде. Это совпадение не могло быть случайным, так как моё пребывание на Айя в 2015 году было связано с событиями в усадьбе. И хотя на тот момент я думал, что моё взаимодействие с усадьбой завершается, но эта встреча была определённым знаком того, что вероятно появляется какая-то новая завязка, которая на тот момент мне была неясна. 

Когда я писал эту главу и пытался собрать воедино мозаику событий, то нашёл заметку Лены в Вконтакте, в которой она описывает один из дней перед отъездом в Крым. На прикреплённых к ней фотографиях я увидел и другую Лену, которая в это время работала в усадьбе в Байдарской долине. С того времени я все меньше стал верить в случайности и совпадения в нашей жизни, и всё больше стал доверять согласованности и закономерности происходящих событий.

Приведу заметку Лены:

 

“Сегодня для меня особенный день во всех смыслах! 4 июля несколько лет назад на рассвете я попала в очень серьёзное ДТП. Я просто ехала рано утром с пробежки и с источника, в меня, что называется, на ровном месте влетела встречная машина. Сегодня, каждый год, мой второй день рождения! В то утро, перед происшествием, мне хотелось начать новую жизнь, перед этим был продолжительный период уныния и разной белеберды в голове. Я, как и заказывала, получила новую жизнь! Пролежав месяц неподвижно в позе лягушки, и смотря в потолок, я пересмотрела всю картину своей жизни. Всё, что предшествовало этому, уже было просто чепухой! В тот день родилась другая Лена. Она училась заново ходить. Она по-другому посмотрела на своих друзей, которые каждый день были с ней в больнице.

Благодарю Судьбу за этот день! И за всё, что произошло тогда!

С тех пор – я не праздную свой день рождения по паспорту. С тех пор – каждый день, это день нового рождения!

Йога сыграла в процессе восстановления большую роль. И в физическом плане, и в моральном и во всём другом… Благодарю за это всех моих учителей. И теперь пришло время мне попытаться помочь другим людям!

Сегодня Благодарю всех тех, кто пришёл на пляж, кто разделил со мной этот день, погрузился в пространство йоги и осознанности! Мне очень хотелось показать вам свой мир, в котором, я сейчас живу и которым вдохновляюсь. «Йога. Лето. Солнце. Пляж» — это часть мечты, а ещё потом пришла идея показать вам мир цветов, полей и лугов, и организовать мастер-класс. Удивительно, но одна из участниц при сборе цветов сказала, что каждый день проезжает мимо того поля, на котором мы собирали цветы и никогда не думала, что на нём есть такая красота! Мы постоянно проходим, проезжаем мимо этой красоты, мимо лета, мимо весны, осени, неважно… Мы проходим мимо жизни!

Так просто почувствовать ощущение — звенящее во всём теле! Запахи, движения, слова, каждый миг хочется смаковать и жить им! Быть счастливым дано каждому! Счастье не зависит от других людей! Наша задача – это понять… Создать ощутимую красоту.

Сегодня красивый день – во всех смыслах! Мы просто учились вместе жить! Жить это лето. Жить эту жизнь…

Вы все такие красивые, талантливые и прекрасные!

Я сегодня счастлива!

С Любовью, Ваша Л.)

Fleur — Шелкопряд

 

Я незаметно на дереве в листьях

Наполняю жизнь свою смыслом,

Пряду свою тонкую нить…

Нас очень много на дереве рядом

И каждый рождён шелкопрядом

И прядёт свою тонкую нить…

 

А моря до краёв наполнялись по каплям

И срослись по песчинкам камни,

вечность это наверно так долго…

Мне бы только мой крошечный вклад внести,

За короткую жизнь сплести

Хотя бы ниточку шелка…

 

Кто-то в паутину религий попался,

Кто-то бредит пришельцами с Марса,

Я пряду свою тонкую нить…

Кто-то открывает секрет мирозданья,

Кто-то борется с твёрдостью камня,

Я пряду свою тонкую нить…

 

А моря до краёв наполнялись по каплям

И срослись по песчинкам камни,

Вечность это наверно так долго…

Мне бы только мой крошечный вклад внести,

 

За короткую жизнь сплести

Хотя бы ниточку шелка…

 

Я не умею чего-то ещё,

Я маленький червячок,

Мир безумный проносится мимо…

А мы создаём своими руками

Невесомые тонкие ткани,

Красота вполне ощутима…

 

А моря до краёв наполнялись по каплям

И срослись по песчинкам камни,

вечность это наверно так долго…

Мне бы только мой крошечный вклад внести,

За короткую жизнь сплести

Хотя бы ниточку шелка…

 

А моря до краёв наполнялись по каплям

И срослись по песчинкам камни,

Вечность это наверно так долго…

Мне бы только мой крошечный вклад внести,

За короткую жизнь сплести

Хотя бы ниточку шелка…”

4 июля 2015 года

 

Я поделился своим планом пойти до шоссе по той же дороге, как и пришёл. Но Фёдор сказал, что есть ещё один путь. Мне нужно было забраться на крутой скальный массив по расщелине, которая начиналась рядом с лагерем, затем по верхней полке пройти до родника, а с него свернуть на ещё одну горную тропу, которая выведет меня на вершину массива, а далее к южнобережному шоссе. Для меня эта дорога была абсолютно новой. Во мне играл азарт путешественника, и я послушался совета человека, который похоже большую часть своего времени летом проводил в крымских горах. В наших разговорах Фёдор поведал несколько историй о своих путешествиях и жизни в горах. По его словам он запасается продовольствием и книгами, и долгое время путешествует и живёт один в горах. Такой образ жизни мне был в диковинку, но в Крыму я начинал чувствовать привлекательность подобных длительных путешествий. Он рассказ про посещение горы Бойка и о необычных явлениях, которые он наблюдал. Я слышал о том, что это непростая гора, и она связана с разными мистическими проявлениями и даже инопланетянами, но раньше не придавал этому значения. Но постепенно в том числе после подобных рассказов у меня появился к ней живой интерес.

Я попрощался и отправился в путь. Выйдя на чуть заметную тропу, прошёл между сосен и множества огромных валунов, и оказался перед масштабным каменным обвалом. Дороги дальше не было, но я продолжил икать подъем на скалу. В итоге я нашёл более-менее подходящее место и начал карабкаться в гору. Подъем был очень крутым и местами опасным. По неглубокой расщелине я пробирался через разбросанные поваленные деревья вверх. Постепенно открывался живописный вид на море и зелёную хвойную растительность прибрежной части мыса Айя. В коротких передышках я любовался панорамными видами. Этого подъёма не было на карте. Поэтому как исследователю мне было очень интересно пройти тот путь, о котором знали только избранные. Когда я поднялся на более ровную поверхность, то великолепный вил на горы, море и зелёный берег были самой для меня лучшей наградой. Я поспешил выйти на тропу, которая быстро меня привела к роднику в урочище Аязьма. Утолив жажду, я двинулся дальше. От родника уходили четыре дороги. Так получилось, что буквально за неделю я прошёлся практически по всем возможным маршрутам, которые вели в эту точку. И только ещё одна развилка, на которую я не сворачивал, как раз вела меня по ещё одному маршруту на вершину горы. Я прошёл метров 150 и повернул налево. Начинался каменистый подъем, который вёл на перевал. Я его достаточно быстро преодолел и вышел на равнину, с которой снова осмотрел окрестности мыса Айя, и затем начал углубляться в лес. Он уже был совершенно другим – каким-то более обычным и менее сказочным. Как-то быстро все вокруг поменялось и уже не было тех ощущений, которые меня влюбили в «Инжир» и его окрестности.

Я уже стал улавливать насколько сильно выделяются те места, в которых со мной происходили яркие встречи и события на крымской земле. Они были какими-то особенными. Я чувствовал, что в них есть что-то потаённое. Но сформулировать свои впечатления я мог на тот момент с трудом. Я прошёл село Резервное, вышел в Гончарное и легко сел на пришедший автобус до Орлиного. Завершив все дела в усадьбе, я забрал все свои вещи и поехал обратно домой.