Восхождение на Храм Солнца

В путешествиях по Крыму судьба меня сводила с совершенно разными людьми. Каждый человек мне открывал что-то новое. Одни меня знакомили с удивительными природными местами Крыма, другие делились мыслями, которые переворачивали моё мировоззрение. Были и такие встречи, которые показывали мне связь настоящего и прошлого. Каждый человек на моем Пути нёс в себе какие-то ключи к познанию себя и окружающего мира. Этот поток новых мест и встреч бурной рекой проносился перед моими глазами. Я старался вылавливать в нем новые для себя смыслы и путевые знаки.

Когда я познакомился с Катей, я ещё не предполагал какие сюрпризы меня ждут в русле этой встречи. Одна встреча за другой выстраивались в целые смысловые цепочки. На разгадку многих из них мне потребовались годы. И при этом некоторые встречи начинались весьма тривиально. Новым гостям усадьбы я хотел показать те места, которые мне особенно запомнились. И снова меня притянула гора Ильяс-Кая и Храм Солнца. Я предложил Кате устроить однодневный поход в горы. Моё предложение было принято не сразу. Сын Кати – Захар из усадьбы практически не выходил. Парень даже не купался в бассейне, который был на её территории. Большую часть времени он проводил у себя в номере со своим айфоном. Игры на телефоне ему были намного интересней, чем пейзажи окружающей горной природы. Катя также поначалу была равнодушна к этой идее. Поэтому было не просто убедить их обоих, что это затея того стоит. Видимо только благодаря тому, что у меня “горели глаза”, я сумел склонить чашу весов на свою сторону, и мы отправились в жаркий июльский день на знаковые для меня места.

 

Подъем в горы из Байдарской долины (21 июля 2015 года)

 

Подъем в горы из Байдарской долины (21 июля 2015 года)

 

Я вспоминал путешествия по горам с семьёй Александры полные приключений, и мне хотелось что-то подобное устроить новым московским гостям. Дорога и подъем на горный массив даже для неподготовленного человека не выглядит чем-то запредельным. Спокойным шагом до вершины горы Ильяс-Кая из Орлиного можно добраться часа за два c половиной. Быстрым шагом налегке я добирался за полтора часа. Мы никуда не спешили, поэтому я не ожидал никаких трудностей при подъёме по нахоженной детьми и взрослыми тропе. Но уже в начале подъёма, когда мы прошли только около четверти поднимающейся вверх горной дороги, Захар остановился и сказал, что дальше не пойдёт. Я видел, что и маме, и сыну подъем даётся нелегко. Но вспоминая как весело и непринуждённо преодолевала его семилетняя девочка Агния, я был удивлён таким поведением здорового двенадцатилетнего парня. И хотя мы вышли поздно и на улице было под тридцать градусов, его настрой меня неприятно удивил.

Я вспомнил, похожую ситуацию с Арсением, когда мы добирались до Чёртовой лестнице по Форосскому канту. Но в том путешествии мы преодолели приличное расстояние и совершили затяжной подъем, поэтому накопившаяся усталость после многочасового перехода была действительно реальной причиной устроить небольшую забастовку. В текущей же ситуации, на мой взгляд, протесты были надуманными. Я наблюдал как Катя пытается уговорить Захара продолжить путь, и сравнивал с тем подходом, который применила Александра к своим детям. Мама Захара пыталась уговорить, подбодрить, возможно даже пожалеть сына. Я встал поодаль от развернувшейся сцены и только наблюдал за ситуацией не вмешиваясь. Я увидел колоссальную разницу в воспитании детей в этих двух случаях. Александра была строга, но справедлива. Она достаточно жёстко пресекала все “бунты на корабле”, провоцируя детей на принятие самостоятельных решений и преодоления походных трудностей. B итоге после таких кульминационных моментов дети сами справлялись со своими внутренними конфликтами, и затем радовались тем победам, которые они совершили сами над собой. В этой же ситуации я наблюдал более распространённую картину, когда мама уговаривает своего сына, что явно не идёт на пользу становления его мужского характера. Если в детях Александры я видел индивидуальности, которые хотя и были подвержены детским переменчивым настроениям, но двигались в русле самостоятельного преодоления жизненных трудностей. В походах под присмотром мамы они закаливали свой характер. В Захаре же я рассмотрел избалованного ребёнка, который не готов преодолевать не только походные, но и жизненные трудности. Однодневных восхождений в горы оказалось достаточным, чтобы понять характеры детей и их родителей. Оказалось, что не нужно быть профессиональным психологом, чтобы выяснить основную суть семейных отношений и понять кто есть, кто.

Мои путешествия по Крыму оказались наполненными встречами, которые позволяли мне исследовать как самого себя, так и тех людей, с которыми меня сводила судьба. Именно в природной среде как-то особенно ярко проявлялись и положительные и отрицательные черты человека. Сбрасывались маски, которые носил человек в большом городе в своей повседневной жизни. Я сам постепенно освобождался от навязанных мне социумом ролей, открывая в себе скрытые таланты и способности. Вероятно, и для меняя для многих других людей Храм Солнца стал местом для очищения себя от всего лишнего. К тому времени я уже знал, что он притягивает людей, занимающихся саморазвитием и духовными практиками. По ощущениям для меня это место не было настолько гостеприимным, как мыс Айя. Здесь властвовала совершенно другая энергетика. Я заметил на себе, что во многом восприятие этого места и текущие погодные условия очень хорошо отражают внутреннее состояние пришедшего на него человека.

 

Вид на Храм Солнца (21 июля 2015 года)

 

Панорама с горы Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

  Что было на душе у Кати, я так и не узнал. Мне показалось, что во время посещения горы Ильяс-Кая она постепенно начала проникаться этим местом. Виды с горы на Южный Берег Крыма не могут оставить никого равнодушным. Мы провели ритуал с камнями, связанный с отпусканием всего негатива и загадыванием желаний. Я упомянул его, и Катя решила его выполнить. Захар же по моим ощущениям оставался безразличным к окружающим красотам, либо не выказывал своего удивления. А удивляться было чему!

В тот день я не смог понять насколько важным наше путешествие оказалось для Кати и её сына. Слова благодарности и другие знаки того, что восхождение удалось, я получил значительно позже того дня. И при этом, после восхождения я убедился, что наша встреча произошла неспроста.

 

На горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

 

На горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

На горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

На горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

Знаки на горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

Знаки на горе Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

На алтаре Храма Солнца (21 июля 2015 года)

 

 

 В лесу у Ильяс-Кая (21 июля 2015 года)

 

Спуск в Байдарскую долину (21 июля 2015 года)

 

 

Спуск в Байдарскую долину (21 июля 2015 года)