Усадьба в Межгорье

За 2015 год со мной произошло такое огромное количество событий в Крыму, что про многие из них я мог просто забыть с течением времени. Тем более, удивительно для меня то, что практически всё, что связано с Крымом в период с 2014 года в моей памяти сохранилось замечательно. Через несколько лет после произошедших событий я могу многие из них восстановить в деталях. Но некоторые из них я извлекаю из памяти только тогда, когда нахожу фотографии того периода. Именно тот факт, что я практически везде носил с собой фотоаппарат и фиксировал происходящие вокруг меня события позволяет восстановить достоверную хронологию моих поездок по Крыму.

Ещё межу праздником «Купальские огни» и фестивалем «Сказочный Крым» в Байдарской долине я посетил Симферополь по приглашению Коли и тогда же в первый раз попал в усадьбу Межгорье. Почему-то именно эта поездка у меня вылетела из головы. И только обнаруженная фотография Коли на вершине небольшой горы с видом на его усадьбу подняла воспоминания об этом месте. Иначе скорей всего две поездки в это место в моей памяти склеились бы в одну.

 

Гости усадьбы Баксан, село Межгорье (28 июня 2015 года)

 

Будущий владелец усадьбы Баксан, село Межгорье (28 июня 2015 года)

 

Мне запомнилось то, что в ту нашу поездку Коля ещё не был полноправным владельцем усадьбы. Он приобретал усадьбу у её хозяина, шёл процесс оформления документов и передачи дома и земли. Поэтому и он, и тем более я, чувствовали себя по приезду гостями. Могу только предположить, как чувствует себя человек, который входит в права владения подобным местом. Коля к тому времени как и я интересовался тематикой Родовых поместий, читал серию книг «Звенящие кедры России». И вероятно именно идеи из этих книг вызвали у него желание стать владельцем своего поместья.

Сама усадьба находилась между двумя небольшими горами. Само название “Межгорье” подчёркивало особенности ландшафта этого места. Основной дом стоял на пригорке, в небольшом лесу был устроен ещё один гостевой домик. Ближе к входу в усадьбу имелась уютная баня. Из которой можно было нырять прямо в родниковую купель. Рядом с домом был вырыт небольшой пруд, в котором водились лягушки. Чувствовалось, что место создано с любовью. И тот человек, который все это задумал и реализовал подходил творчески сохраняя природную уникальность окружающего пространства. Вероятно, что решение о продаже своего творения далось владельцу нелегко и было вызвано изменениями, которые были связаны с присоединением Крыма к России. Для одних то время было временем утрат, а для других – приобретений.

Коля относился ко вторым. Он активно ворвался в Крым, прилетев из Москвы в период перемен и глобальных трансформаций не только в этом регионе, но и во всем мире. Он рисковал, и благодаря своей смелости добивался результатов. Поэтому то место, хозяином которого он становился отражало его стремления и победы на Пути, на который он встал на Крымской земле. И этот новый образ, который он формировал у себя своими мыслями и действиями в Крыму сильно контрастировал с событиями, происходившими с ним на материке. Приезд его знакомых видимо был отсылкой к его прошлому. Такие ситуации происходили и у меня многократно. Поэтому я могу представить его ощущения.

Как у меня, так и у него было огромное желание поделиться своей радостью обретения чего-то принципиально нового для себя на крымской земле. И приглашение меня и ребят в усадьбу было связано с тем, что у Коли имелись большие планы на это место. И он хотел начать его развивать в том числе и как место отдыха для туристов с материка.

После посещения Белой скалы мы отправились в усадьбу. К этому времени Коля уже являлся полноправным её владельцем и выступал в качестве хозяина. Ещё с первой поездки мне запомнилась баня. Коля оказался в этом деле настоящим профессионалом. Мало того, что он умел парить, он владел техникой массажа. Вместе с крымским травяным чаем, свежим горным воздухом и ледяной родниковой купелью банные процедуры являлись настоящим очистительным ритуалом не только тела, но и более тонких материй. Вряд ли это понимали новые гости. Смогли ли они в тот вечер осознать ценность этого места?

Если первая поездка, когда мы были с Колей вдвоём, была про жизнь, перемены, очищение души и тела. Мы говорили про мечты, волшебные события и встречи, которые дарила нам крымская земля. То вторая – была про что-то абсолютно банальное. И хотя у нас сложилась весёлая компания, пелись песни под гитару, лились шутки юмора и раздавалось много смеха, но разговоры были пустыми. Новый хозяин дома проявлял гостеприимство и радушие. Однако я почувствовал, что формат старого привычного общения уже не укладывался в то мировоззрение, которое сформировалось у Коли. Эта встреча была соприкосновением с прошлым, от которого мы пытались скрыться в Крыму.

Полуостров нас уже успел трансформировать. И многие прежние устремления, интересы и темы нам были чужды. При этом заявить открыто это окружающему миру не всегда находилось смелости. Поэтому часто приходилось надевать на себя маски и играть прежние свои социальные роли. Могу лишь по аналогии с моей крымской встречей с Вадимом предположить, что приезд Колиных знакомых также подтвердил, что с прошлым нужно расставаться не жалея, и не стараться поддерживать те отношения, которых уже нет и в которые не веришь. Для этого нужна смелость, которой хватает немногим.

 

Усадьба Баксан, село Межгорье (12 июля 2015 года)

 

Усадьба Баксан, село Межгорье (12 июля 2015 года)

 

Усадьба Баксан, село Межгорье (12 июля 2015 года)

 

Утренние практики на горе рядом с усадьбой (13 июля 2015 года)

 

 

Утренние практики на горе рядом с усадьбой (13 июля 2015 года)

 

Коля на тот момент нашёл свой оазис в Крыму, который обрёл буквально уже через год после своего приезда на полуостров. Скорость реализации идей и задумок в 2014 и 2015 годах была колоссальной. Видимо какие-то факторы, которые я ещё не распознал, играли свою ключевую роль в этот период. Многие подобные перемены я хорошо прочувствовал на своей жизни. И постоянно находил в своём новом окружении людей с похожими судьбами. Коля был одним из тех, с кем я тогда был на одной волне.