Коронавирус головного мозга: эпидемия или массовое помешательство (Часть 5)

Часть 5 — Цифровое государство

Особенности менталитета
 
Еще месяц назад никто не мог предположить, что в нашей стране будут вводиться серьезные ограничительные меры. Мы смотрели на Китай как на другую планету. Сюжеты, которые долетали до нас из СМИ были похожи на отрывки из фильмов про апокалипсис. Транслируемые нам картинки воспринимались как что-то далекое от реальной жизни. Мы смотрели своего рода остросюжетные художественные фильмы. Не исключая, что репортажи, которые шли с разных каналов СМИ, были весьма серьезно дополнены вымыслом и дезинформацией. Но это уже совсем другая история. 
 
Единственной проблемой, с которой столкнулись многие россияне — а что будет с посылками с AliExpress? Но это был чисто потребительский вопрос, который практически не влиял на жизнь человека. Вряд ли кто-то из нас сильнее беспокоился о жизнях людей в Китае, чем о своевременном получении своего интернет-заказа. Тем более нам сообщили, что коронавирус через посылки не передается. На этом все потребительское беспокойство поутихло.
 
В Китае приняли жесткие меры, посадив людей на карантин, закрыли города и целые регионы. Мы спокойно смотрели на принятые ограничения и у нас не возникало вопросов, насколько они правомерны. Китай ассоциируется у многих с фабрикой всего мира. Китайцы же — это винтики одного большого механизма. И хотя Китай вырывается в лидеры мировой экономики, отношение к людям этой страны со стороны европейцев и американцев по прежнему весьма пренебрежительное.
 
Если вы даже об этом не задумывались, то поразмыслите, как вы относитесь к китайским, европейским и американским брендам. А ведь большинство товаров потребления производится именно в Китае.
 
В 2012 году я путешествовал три недели по Китаю. Я прилетел в Пекин и по восточному побережью Китая, захватив десятки городов, включая крупнейшие — Шанхай и Гуанчжоу, добрался через Макао до Гонконга. Для меня было настоящим открытием насколько современной оказалась страна. Видение Китая у меня поменялось коренным образом после этой поездки с Севера на Юг.
 
Мы явно недооцениваем потенциал Китая, оперируя устоявшимися и давно отжившими в реальности стереотипами.
 
И мало кто еще пару месяцев назад задумывался о том, что ситуация развернувшаяся в китайской провинции может захватить весь мир. И я говорю не только о заявленной проблеме вирусной инфекции, а о том, что ограничительные меры для населения в Европе, Америке и России будут соизмеримы с теми, что мы увидели в КНР.
 
Подумайте, кто задал текущий тренд? Какая страна показала на своем примере, что нужно делать? Какая страна оказалась самой подготовленной к реализации ограничительных мер?
 
И вы наивно думаете, что система контроля за миллионами граждан была подготовлена, реализована, протестирована и введена в эксплуатацию в течение всего лишь одного месяца?
 
Март и апрель 2020 года показал, что несмотря на разность менталитета жителей разных стран, уже существуют алгоритмы, по которым действует большинство стран. Сейчас отрабатываются мягкие и жесткие модели контроля, но принципы везде в целом схожие. Вне зависимости от государственного устройства, культурных, исторических, национальных и географических особенностей успешно реализуется ограничение свобод граждан.
 
Война — это мир
 
Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила.
 
Джордж Оруэлл, «1984»
 
Наш современный мир переворачивает многое с ног на голову как в известном романе-антиутопии «1984». Роман был написан более 70 лет назад и стал отсылкой к периоду эпохи XX века. Но в XXI веке, на мой взгляд, это произведение приобретает новый смысл. Современные информационные и технические средства позволяют делать то, что еще во время написания книги автором воспринималось как фантастика.
 
Мы сейчас живем во время подмены многих жизненно важных понятий. Мне очень захотелось перечитать произведение Джорджа Оурэлла и написать отдельную заметку по его мотивам. Но даже наиболее известные цитаты из книги наводят на ряд размышлений.
 
Действительно в современном мире война — это мир. Подмену понятий замечают только узкие специалисты в своих областях или эрудированные люди, способные складывать мозаику событий в единую стройную картину мира. В первую очередь это относится к экономистам и политикам. А именно благодаря им происходят наиболее яркие события в современном мире. И чаще всего они связаны с кризисами. Открытой фазы военных действий между ведущими державами сейчас нет, но это не означает, что война за ресурсы не ведется.
 
С 2003 по 2008 год я работал в ЦНИИ Робототехники и Технической кибернетики. Основной моей работой было исследование перспективных военных робототехнических систем: мини-, микро- и нанороботов. В это время уже было достаточное количество опытных разработок, в том числе и в военной сфере. За время моей работы я стал участником ряда научно-исследовательских работ, автором и соавтором нескольких десятков статей на эту тему.
 
В популярных американских журналах уже в то время публиковались данные об экспериментальных исследованиях связанных с разработками нанороботов, которые могут перемещаться по капилярным сосудам. 
 
Сейчас многие образцы военной техники, которые в то время были лишь экспериментальными активно используются во всем мире, в той же самой Сирии. О более продвинутых образцах массовой общественности естественно не сообщают. Это может быть информационное, биологическое или химическое оружие с использованием различных технических средств доставки.
 
Поэтому я не удивлен, что в мирное время ведется невидимая (гибридная) война, о которой обыватель даже не догадывается. Поэтому, когда я вижу, что происходит вокруг и какие меры принимаются, то у меня складывается впечатление, что сюжеты известной антиутопии уже активно входят в нашу жизнь.
 

 
Тотальная цифровизация
 
Я уже больше 15 лет веду свою профессиональную деятельность в сфере информационных технологий. По своему первому образованию я программист, но по специальности не работал. 6 лет я занимался перспективными научными исследованиями в сфере робототехники и систем информационной безопасности, 4 года внедрял программно-аппаратные платформы мобильного интернета по всей стране, несколько лет занимался системами цифрового видеонаблюдения. И это только часть тех сфер, с которыми я столкнулся за свою профессиональную карьеру как наемный специалист. Последние 5 лет я нахожусь в «свободном плавании». В 2014 году я стал фрилансером и начал зарабатывать в интернет, последние 3 года продюсирую образовательные онлайн-проекты.
 
Поэтому у меня есть предельно ясное понимание того, что сейчас происходит в нашей стране и во всем мире с точки зрения цифровизации.
 
Так называемая эпидемия коронавируса является лишь катализатором тех процессов, которые были запущены ранее. Абсолютно непропорциональные текущей ситуации ограничительные меры прав и свобод граждан невозможны без повсеместного контроля. В основном сейчас этим занимаются правоохранительные органы.
 
Однако это очень накладно в больших городах миллионниках. Всегда найдется какая либо лазейка, с человеком даже в погонах можно договориться. Поэтому современное государство нуждается в более эффективных мерах контроля.
 
Как я и говорил, что впереди планеты всей по внедрению систем контроля идет Китай. Именно на его территории началась эпидемия и был отработан ряд механизмов по цифровому контролю перемещения граждан. С учетом того, как быстро Китай «победил» вирус, система удачно прошла массовое тестирование и будет внедряться дальше.
 
Может ли такое произойти у нас? Многие скажут, что наша страна технологически отсталая и мы с большим запозданием внедряем цифровые технологии в государственное управление. Но возможно вы о многом не знаете.
 
Посмотрите видеообзор того, что уже сейчас происходит в соседнем Казахстане. Программы роботизации и внедрения систем искусственного интеллекта идет полным ходом благодаря информационной и технологической поддержки Китая.