Другие жизни и другие эпохи

Наше короткое, но насыщенное путешествие завершалось. Нескольких дней на Кыз-Кермен мне не хватило. Хотелось побыть в этом благодатном месте ещё какое-то время. Но мне нужно было вернуться в Симферополь, из него добраться в Евпаторию, где у меня лежала фотокамера, а уже на следующий день быть утром в Севастополе. Поэтому мы собрали вещи, часть продуктов оставили на месте лагеря. И хотя облегчённые, но все же с ещё тяжёлыми рюкзаками отправились в обратную дорогу. Когда мы вышли к можжевеловой роще, то услышали звук машины. Нас догонял экскурсионный джип. Водитель сам остановился и предложил нас подкинуть. Мы забросили рюкзаки и забрались в ВАЗик. С ветерком мы радостно добрались прямо до Ханского дворца. Я заметил, что когда ты заряжен позитивной энергией и находишься в хорошем расположении духа, то как-то всё легко и просто складывается. Нам хотелось быстрее добраться в центр города, потому дорога предстояла неблизкая. Эта мысль быстро реализовалась без особых усилий. Мы даже не голосовали на дороге, а просто шли отдохнувшие и с хорошим настроем. Водитель с нас денег не взял и был весьма дружелюбен.

Из старого города мы добрались на местном автобусе до автовокзала, из него уже на рейсовом автобусе в Симферополь на Западную автостанцию, от которой ещё на одном автобусе нужно было ехать до центра столицы Крыма. Я до сих пор удивлён непродуманной транспортной доступностью полного историческими и природными достопримечательностями Бахчисарая. Дорога до этой жемчужины Крыма для туриста без машины становится настоящим испытанием из-за непродуманной транспортной логистики. С другой стороны, многие места Крыма благодаря тому, что к ним не организован проезд, либо дороги находятся в плачевном состоянии, отпугивают часть туристов. Так было в 2014 году. С 2015 года ситуация надо сказать стала постепенно меняться. С одной стороны, я этому радовался. С другой – многие дикие места, с которыми я познакомился в своих путешествиях, стали все больше облагораживаться и привлекать туристов. Я переживал, что их самобытность может быть утрачена с приходом цивилизации. Мне хотелось, чтобы возвращаясь снова в те места, которые на меня произвели сильное впечатление, я чувствовал тот же прилив сил и энергии, что и во время знакомства с ними. Но это не всегда было так. Всё в нашей жизни меняется. И поэтому даже каменные массивы, которые стояли неизменными тысячи лет бывают резко меняют свой облик. Что же говорить о местах, куда приходит человек. Пещерные города несмотря на свой возраст сохраняли свой дух. Часть из них не была ещё превращена в музеи под открытым небом. Кыз-Кермен, где мы стояли, и Тепе-Кермен, который возвышался напротив нашего лагеря сохраняли ощущение нетронутости. Немногие археологические изыскания, которые там проводились не сильно изменили их ландшафт. Организованные экскурсии к ним не водили. И этот факт давал возможность побыть наедине со свидетелями древних событий в природной среде без всяких посредников. Возможно именно подобные ощущения привлекают многих туристов и в Крым, и в другие регионы России. На крымском полуострове я ощущал свободу в выборе места для стоянки с палаткой. Побывав до этого в европейских странах, я понимал, что в большинстве из них такой возможности нет. В туристических местах весь выбор ограничивается местами под кемпинги и гостиницами. Со временем выбор места под стоянку для меня стал некоторым ритуалом. Интуитивно я выходил в необыкновенные места, которые как будто притягивали меня. Часто они находились рядом с древними строениями и природными достопримечательностями. И часто мой выбор был связан не только с моими эстетическими предпочтениями, но и с каким-то внутренним магнитом, который притягивал меня к местам, которые как будто я уже хорошо знал, хотя попадал в них первый раз в своей жизни.

В восточных традициях есть понятие сансары — круговорота рождения и смерти в мирах, ограниченных кармой. За год я успел познакомиться с разными течениями, которые придерживались этой точки зрения. Если предположить, что я уже бывал в Крыму в других жизнях в другие времена, то та лёгкость, с которой я ориентировался в незнакомых для себя природных местах на полуострове возможно была связана с тем, что во мне сохранилась память более ранних эпох. У меня родилось предположение, что меня ведёт какая то мне неведомая сила по определённому сценарию. В какой степени я сам мог повлиять на происходившие события, я и до сих пор не могу сказать. Есть ещё понятие судьба — совокупность всех событий и обстоятельств, которые якобы предопределены и в первую очередь влияют на бытие человека. С одной стороны, я готов был поверить в предопределённость многих событий и моих поступков. Но, с другой – мне хотелось верить, что все-таки я контролирую свою жизнь и могу выбирать дороги, по которым мне нужно идти. При этом в Крыму я ощутил, что мне нужно сильно ослабевать свой контроль за многими происходящими со мной событиями. Когда я это делал происходили спонтанные и радостные путешествия и встречи с удивительными людьми. Мозаика событий, которая происходила в первую очередь в 2014 и 2015 годах на крымском полуострове уже начала складываться в единое целое в первые в тот год насыщенных путешествий. Но для того, чтобы многое встало на свои места, должно было пройти ещё какое-то время. Вероятно, пребывание в ряде мест полуострова запустило во мне какие-то внутренние необратимые процессы, многие из которых я не осознавал. Но благодаря им я подсознательно принимал ключевые решения, которые меня шаг за шагом приближали к новым открытиям как во вне, так и внутри себя.

И хотя я не открыл в себе какие-то сверхспособности, позволяющие мне проникать в прошлое или предсказывать будущее, но явно за время пребывания в Крыму я прошёл некую инициацию, которая повлияла на моё мировоззрение и отношение к базовым жизненным ценностям. Больше всего на меня повлияла природа, памятники древних культур и люди, встречавшиеся на моем пути в Крыму и Краснодарском крае. Я уловил связь этих регионов и поэтому мои исследовательские интересы постепенно начали расширяться за пределы Крыма в сторону Краснодарского края.

Владимир Капустин

Меня зовут Владимир Капустин. Я родился в Санкт-Петербурге, десять лет живу в Ленинградской области в городе Всеволожск. Я путешественник, фотограф, организатор трансформационных проектов и писатель. До 2015 года посетил двадцать четыре страны. В 2014 году в свои 30 лет попал в Крым, где переосмыслил своё отношение к жизни и на три года всё своё внимание уделил полуострову сокровищ. В Крыму встал на Путь исследователя. В 2016 году создал информационный туристический портал «Мир Открытий», ориентированный на развитие экотуризма на крымском полуострове. С 2015 года активно организую туристические, экологические и просветительские туры в Крыму и Ленинградской области. Пишу книги в жанрах нон-фикшн и автофикшн. На данный момент написано две автобиографические книги про путешествия и саморазвитие, которые публикуются на портале «Мир Открытий» в разделе «Истории».