Чистилище

Как я написал в своей заметке, мне удалось собрать людей из разных городов Крыма. Но это не совсем так. Коренных крымчан в нашей компании было меньшинство. География тех, кто прибыл по моему приглашению была шире: Москва, Санкт-Петербург, города Украины. Коля был родом из Московской области и приехал в Крым из Москвы, чтобы развивать свой бизнес в Крыму. Мы с ним познакомились на празднике «Купальские огни» в Байдарской долине. Я рассказывал о его юридической фирме в предыдущих главах. С Олегом, Сергеем и Ксюшей я познакомился на фестивале «Сказочный Крым» в Байдарской долине. Ребята были из Украины, и переехали в Крым по разным причинам. Сергей был родом из Луганска, но связан ли был его переезд с событиями 2014 года, я у него напрямую не спрашивал. Ксюша, которая с собой взяла двух местных подруг, тоже была не совсем местная. Она жила в то время в Санкт-Петербурге, но родилась в Крыму. Катя, с которой я в тот раз познакомился была из Севастополя.

Для меня было целым открытием то, что мне так легко удалось собрать в одном месте столько людей из разных городов буквально за несколько дней, в том числе и незнакомых друг с другом. Возможно эта встреча и события, к которым она привела, были уже предопределены свыше, и я лишь являлся проводником в уже написанном сценарии.

В день сбора я планировал быть в Балаклаве утром и встретить гостей на набережной города либо уже на самом пляже Инжира, куда возят отдыхающих катера. Были даже мысли приехать заранее и переночевать на мысе Айя до общей встречи. Но не тому, ни другому не суждено было сбыться. В тот день, когда из разных городов Крыма в Балаклаву начали прибывать мои гости, я ещё находился в Байдарской долине. И мне нужно было как-то удалённо стыковать их, не имея возможности их встретить на месте. Так сложилось, что когда уже все были в сборе, я ещё даже не выехал. Но каким-то чудом всем удалось найтись и собраться в одном месте. Не хватало только главного организатора. Лишь к обеду я решил все вопросы в усадьбе и готов был двигаться в путь. На общественном транспорте мне бы пришлось добираться с пересадкой через Севастополь. И это бы заняло очень много времени. Но видимо мне очень надо было попасть в нужное время на Айя, и я узнал, что Саша, благодаря которому я начал водить походы, едет в город вместе с Катей из Петербурга, которая уже несколько месяцев работала и жила в усадьбе. Они согласились меня подбросить. Это была удача! Мы быстро мчались по Южнобережному шоссе. Перед нами пролетали сочные пейзажи невысоких гор, покрытых зеленью. Я смотрел по карте, как же мне быстрее добраться до места, где меня уже ждали друзья. Я вспомнил, что в 2014 году мы поднимались с Инжира пешком по грунтовой дороге и далее на машине добирались до Байк-шоу, которое проходило у озера Гасфорта. И я решил проделать похожий путь в этот раз пешком. И хотя километраж по расчётам был приличный, но я предположил, что так до места я доберусь быстрее. Прямо по дороге я принял это решение и озвучил Саше, чтобы он меня высадил на остановке «Алсу» недалеко от озера. Он удивился и был озадачен тем, что я планировал отправиться один пешком по горному маршруту, который толком не знал. Но у меня внутри была какая-то уверенность в своих силах, и я был настроен с оптимизмом на предстоящую дорогу. Ребята меня высадили там, где я попросил. Я поблагодарил их, и мы попрощались.

 Я углубился в незнакомый лес и пошёл по тропинке, которая должна была меня вывести на асфальтированную дорогу, по которой мы добирались на фургоне на Байк-шоу в прошлый раз. Сперва я вышел на пруд и беседки, которые судя по всему были местом для рыболовов. Но никого не было. И достаточно ухоженная территория была совершенно пуста. Я слышал, что многие такие хозяйства закрыли после вхождения Крыма в состав России. Далее по грунтовой лесной дороге я вышел на асфальт. С правой стороны стоял шлагбаум, с левой – пустая дорога уходила вдаль. Я немного замешкался и свернул направо, прошёл под шлагбаум и свернул на небольшую тропинку. По карте там должен был располагаться родник. Когда я подошёл, то увидел оборудованное место с умывальниками, табличками и иконами. Рядом находилась купель в бетонном исполнении. Поодаль стояло деревянное жилое здание с куполом. Людей рядом не оказалось, поэтому спросить об этом месте мне было не у кого. Но я почувствовал, что оно обитаемо. Было ощущение, что я без спроса хожу по чужой территории. Я попил воды из родника, набрал себе запасов и отправился в путь.

Уже только при написании этой главы спустя несколько лет после тех событий я узнал, что этот источник почитается как один из самых святых источников Крымского полуострова. В 1848 году над источником была построена церковь святого Иоанна Предтечи с прекрасной фреской, изображающей библейский сюжет усекновения главы Крестителя. Есть возможность набрать святой воды. Рядом с источником построена купель, в ней можно искупаться.

В тот день я не придал значения этому месту. И в принципе, если бы не моё любопытство, то не стал бы отклоняться от маршрута и пропустил бы родник. Но видимо в этом посещении был какой-то смысл.

По преданию, чудотворный источник Иоанна Крестителя забил из земли несколько сотен лет назад в День Усекновения главы Иоанна Предтечи. Согласно народным верованиям, Иоанн Креститель исцеляет от болезней головы; в заговорах и молитвах к нему обращаются с просьбой об избавлении от нечистой силы, порчи, золотухи, родимчика у детей, гнева начальства.

Видимо мне нужно было исцелиться от “болезни головы” и гнева начальства, который не был проявлен явно, но возможно был мной накоплен в виду ряда событий, которые произошли в Байдарской долине. Это мои текущие догадки, которые пришли уже при написании этих строк. Тогда же я был рад освежиться в роднике, но не пытался искать какие-то смыслы в этой неожиданной находке. Сейчас же ещё один новый элемент мозаики для меня сложился. И этот ритуал очищения видимо стал для меня символичным завершением определённого моего этапа на крымской земле. Я снова направлялся на мыс Айя для того, чтобы сбросить с себя какой-то груз, который мешал мне двигаться по моему Пути дальше.

Я шёл по пустой асфальтированной дороге и планировал преодолеть ещё около семи километров по горам, а солнце уже клонилось к закату. Мне было немного страшновато находится одному в незнакомой местности и идти по новой для меня горной дороге, хотя я знал, что она приведёт меня к цели. Через пол часа я вышел к брошенному блокпосту. Дальше открывался вид на опустевшую военную часть. Это было весьма удручающее зрелище. Дома с выбитыми стёклами, заросшие ступени, полуразвалившиеся заборы… В некоторых местах валялись предметы солдатского быта. И хотя мне было интересно рассмотреть получше эту заброшенную территорию, но я предпочёл поскорей убраться из этого места. Где-то недалеко от неё в августе 2014 года рядом с ракетными шахтами мы играли в пейнтбол. Но тогда нас было около тридцати человек, мы были увлечены игрой. Сейчас же я был один, и ощущения от посещения брошенной военной базы у меня были не такие радостные, как в прошлый раз.

Наконец-то я выбрался из этого музея “следов цивилизации” и начал спускаться по уже знакомой дороге вниз. Чем дальше я уходил от разрушенных военных корпусов, тем более спокойно у меня становилось на душе. Вокруг раскинулась южная растительность, светило вечернее солнце и ощущалось все радостней от того, что скоро я спущусь в место, где мы стояли лагерем в 2014 году. Тот период был наполнен множеством открытий и ярких воспоминаний. А недалеко от него меня уже ждали мои друзья.

По каменистой дороге я спустился вниз и свернул на поляну, где у нас раньше стоял лагерь. Было непривычно видеть это место пустым. Вроде особых изменений в окружающей среде не наблюдалось, но ощущения у меня были совершенно другие, чем в 2014 году. Не хватало людей рядом. Я прошёлся по местам боевой славы и отправился дальше в путь. В очередной раз я убеждался, что каждое посещение знаковых для меня мест в Крыму будет сильно отличаться от предыдущих. И в это раз случилось именно так.